Кому в России принадлежит табачный бизнес и при чем тут ФСБ

alt

Оказывается, в Министерстве здравоохранении не знают, кому в нашей стране принадлежат табачные заводы. Такую мысль озвучил в своем докладе заместитель министра здравоохранения РФ Сергей Вельмяйкин.

Однако, если ориентироваться на слова уже бывшего премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, то все крупные табачные заводы принадлежат иностранным собственникам.

В настоящее время почти все в табачные заводы России принадлежат крупным зарубежным структурам (транснациональным компаниям), которые полностью контролируют производителей отечественных сигарет.

В России насчитывается порядка 80 табачных фабрик. Одними из крупнейших которых являются:

  • ООО «Петро» (Санкт-Петербург),
  • ЗАО «Лиггетт-Дукат» (Москва),
  • «Филип Моррис Интернэшнл» (Москва),
  • «БАТ Россия» (Москва),

К самым крупным транснациональным компаниям относятся: Japan Tobacco Int, Philip Morris Int, Imperial Tobacco Group, British American Tobacco, которым принадлежат более 90% табачного рынка.

В России табачный бизнес контролируется компаниями «SNS» и «Меркурий», 20% и 75% соответственно. Объем рынка превышает 12 млрд долларов.

Эксклюзивные контракты на дистрибуцию продукции вышеуказанных корпораций принадлежит фирме «Мегаполис», которая в свою очередь входит в крупную компанию «Меркурий». И вот тут уже самое интересное.


В группе компаний «Меркурий» состоит национальный некоммерческий фонд, который называется «Монолит».

Основными функциями данной организации являются: оказание и поддержка социальных, медицинских и экономических потребностей сотрудников ФСБ России.

В 2003 году директором фонда «Монолит» назначается полковник ФСБ в отставке Владислав Петров, который в настоящее время занимает не плохие должности в самой компании «Меркурий».

Известно, что ежегодно «Меркурий» направляет в фонд «Монолит» миллиарды долларов. Навязывается вопрос, зачем тратить такие большие суммы на силовиков?

По словам директора антикоррупционного центра «Transparency International» Елены Панфиловой, финансовая поддержка силовиков является своего рода страховым полисом «Меркурия», к тому же такие фонды помощи отнюдь не демонстрируют прозрачность бюджета.

Допустим какая-то часть действительно уходит на оказание поддержки спецслужб. Это может быть и оказание помощи семьям погибших сотрудников, покупка жилья. А куда оседает большая ее сумма, рассказывать думаю не нужно.

Из всего этого у меня сложилась такая картина, что «Меркурий» это посредник между транснациональными компаниями и ФСБ.

В любом случае просто так в нашей стране ни одна зарубежная компания не будет вести свой бизнес. Он должен кем-то одобряться и контролироваться.

Поделиться

Добавить комментарий